Снос за бюджетный счет: как мэрия объясняет зачистку города от павильонов

Опубликовано в Февраль 9, 2016, 23:51
Комментарии: выкл

Руководитель департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров
Фото: «РИА Новости»

Зачистка Москвы

«Мордой об стол, как в 1990-е»: почему Москва отнимает бизнес без суда
23:20

Лужков назвал снос торговых точек в Москве расправой над малым бизнесом
16:21

Еще 9 материалов

Руководитель департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров ответил на вопросы РБК о сносе торговых павильонов

— Почему московские власти решили сносить торговые объекты именно сейчас? В стране кризис, а из-за сноса многие люди лишаются работы.

— Дело не в кризисе, а в безопасности. Эти объекты расположены на городских коммуникациях, под ними проходят городские сети, поэтому размещение нестационарных объектов на этих земельных участках невозможно. Они несут угрозу жизни и здоровью людей.

— Почему тогда раньше городские власти разрешали размещать объекты на этих землях?

— Эти объекты возникли еще в конце 1990-х годов. Выдавая разрешения, управа иногда не знала, что под землей. Сейчас у нас, у города, есть информационные слои, и мы сразу видим, где участок может быть приспособлен под размещение торгового объекта, а где нет.

— У многих владельцев торговых павильонов есть право собственности на объекты. Юристы говорят, что если есть право собственности, то решение о сносе должен принимать суд.

— Право собственности никто не оспаривает. Мы оспариваем размещение объекта. Четвертый пункт статьи 222 Гражданского кодекса разрешает субъектам Федерации сносить объекты во внесудебном порядке. Никто не запрещает собственникам оспаривать свое имущество в суде. Уже суд решит, будет ли выплачена компенсация собственникам или нет.

— Возможно ли было провести мероприятия по сносу более мягко, дипломатично?

— Город дал месяц правообладателям на то, чтобы те переместили свое имущество. И вообще давайте рассуждать с точки зрения справедливости. В городе более 240 тыс. индивидуальных предпринимателей. Почему сто из них могут поставить свой объект, который окупается за семь месяцев, а остальные не могут? Потому что они в свое время договорились с управой и получили разрешения? На мой взгляд, город поступает правильно. Он говорит: я вот эти места определю и на конкурсе разыграю. И доступ к ним будет для всех, а не для ста предпринимателей.

— Что можно сделать на месте снесенных объектов? Будете благоустраивать территорию?

— Однозначно благоустроим. У нас целый системный проект идет в городе по благоустройству пешеходных зон. Все это должны быть возвращено нам с вами: городская земля нам с вами и принадлежит.

— То есть вы считаете, что жители от этого выиграют?

— Мне кажется, да. Люди, не понимающие сути ст. 222 [Гражданского кодекса] говорят: ну вроде бы пострадали предприниматели, давайте дадим им компенсацию. Но вот давайте просто по-житейски взглянем на это. Вы бы хотели за сравнительно небольшую сумму поставить ларек на проходном месте и сдавать его в аренду? Конечно, у вас его сразу возьмут. Почему мы должны давать компенсацию ста людям за незаконные объекты?

— Сегодня Сергей Собянин сказал, что собственникам снесенных павильонов будут предоставлены альтернативные площадки. Какие это будут площадки?

— Город за свой счет построит павильоны. На аукционах будет разыграно право аренды этих павильонов. Никаких преференций никому не будет — все арендаторы смогут принять участие в аукционах на общих основаниях.

— Были владельцы павильонов, которые добровольно работы по сносу провели?

— Я не в курсе, у меня нет таких данных.

— И снос в итоге за бюджетный счет был осуществлен?

— За бюджетный счет, за государственный, это же мы с вами снесли.

— С собственников в итоге не будут взыскивать эти средства?

— Нет, это обязанность города.

— А почему торговый центр «Пирамида» у Тверской не был снесен?

— По моей информации, он будет снесен позже: просто очень большой объект. 

Источник: rbc.ru

Читайте также: